ВОЙТИ

Миллионы здоровыx женщин без нужды подвергли агрессивному онко-лечению

dn26529-1_300 Новый доклад Национального Института Рака (National Cancer Institute, USA) наносит сокрушительный удар по 40 летней войне с этой болезнью, объявленной еще президентом Никсоном в начале 70-х. В докладе говорится, что война велась в «врагом», который был абсолютно неправильно понят.

Наше понятие о раке, как болезни, должно радикально измениться, прежде чем мы можем ожидать существенные положительные изменения в борьбе с этим состоянием. Все больше и больше специалистов сегодня считает, что рак — это не враг нашего организма, а защитная его реакция, направленная на выживание в условиях повышенной токсичности, нехватки многих элементов питания, бомбардировки организма различными канцерогенами и радиацией (эл. приборы, wi-fi, моб. телефон, мед. диагностика и лечение, и т.д.). Не удивительно тогда, что раковая клетка, в каких бы тканях она не появилась, всегда включает одну и туже генетическую программу, приводящую к повышенной резистентности к токсичности, способности выживать в условиях низкого содержания кислoрода, переходящую на новый вид питания — гликолиз, отключающие апоптоз (механизм биологической смерти клетки) Т.е эти изменения направлены на выживание клетки в экстримальных условиях, как это делали первые одноклеточные обитатели земли миллиарды лет назад.

Сегодня уже многие знают, что другая защитная реакция организма — повышение темперературы — должнa просто контролироваться, а не сбиваться. Таким образом организм уничтожает патогены, у которых резистентность к температуре меньше, чем у клеток организма, а также выводит накопившиеся токсины через катаральные выделения и потение. А вот раковую опухоль, которая не только является последним защитным рубежом клетки, но и симптомом болезненного процесса в организме, а не его причиной, официальная медицина пытается уничтожить путем сжигания (лучевая терапия), травления (химиотерапия) и вырезания (хирургия).

Но это так сказать — глобальная проблема сегодняшней официальной онкологии. Существует еще и другие, не менее разрушительные проблемы. Возьмем, например, рак груди. Помимо использования неправильной концепции понимания и лечения рака, в этом виде рака (а также при раке простаты и щитовидки) существует неоправданно высокая вероятность ошибочной постановки диагноза. Во первых, рентгеновское исследование молочной железы (маммография) дает до 50% вероятности ошибки. Во вторых, наиболее частое состояние называющееся DCIS (ductal carcinoma in situ) карцинома молочного протока, является инкапсулированным доброкачественным образованием, которое крайне редко малигнизируется. Считается, что это состояние, а также очень медленно и медленно развивающийся рак, дадут женщинам десятилетия до проявления симптомов и только ничтожный процент из них может умереть от рака. При этом, многие эти состояния могут исчезнуть сами при улучшении состояния организма, после острой инфекции или при переходе на более здоровый образ жизни.

Многие онкологи, диагносты и исследователи требуют переклассификации DCIS, из ракового cостояния, в доброкачественное. Это позволит сотням тысяч женщин (только 60 тысяч ежегодно в одной США) избежать калечащего, канцерогенного лечения. Результатом этого лечения могут быть вторичные раки спустя годы, так как единственный естественный защитник организма от рака — иммунная система, практически разрушается в результате лечения, а сами клетки опухоли — малигнизируются. Уже доказано, что при вяло-текущих и доброкачественных раках, лечение классической тройкой (химио, лучевая терапия и хирургия) приводит к изменению соотношения стволовых раковых клеток и раковых клеток различной степени дифференциации в опухоли. Это соотношение увеличивается в пользу стволовых клеток (которые легко переносят эти виды лечения) в 30 раз, что приводит к высокой малигнизации процесса. Таким образом, не только напрасно леченые женщины с неправильно поставленным диагнозом, женщины c неправильно классифицированной карциномой молочного протока получают ненужное лечение, но и женщины с вялотекущим раком молочной железы — получают удар по организму одновременно с малигнизацией опухоли.

Почему же официальная онкология не торопится с изменением классификации некоторых наиболее часто диагностируемых видов рака в доброкачественные образования или предраковые состояния (также ПИН — простатическая интраепителиальная гиперплазия и некоторые образования щитовидной железы)? Ответ цинично прост. Медицинский истеблишмент не хочет отказываться от высоких прибылей связанных с лечением и диагностикой этих состояний. Также не хочется Фармацевтическим корпорациям выплачивать миллионные компенсации миллионам женщин, которые подвергались разрушительному по силе и токсичности лечению совершенно напрасно. Другой важной причиной является тот факт, что огромное количество неправильно диагностируемых и преддиагностируемых людей (DCIS как рак, а не доброкачественное образование), пережив официальное лечение пополнят положительную статистику выживших от рака. Интересным фактом является то, что более чем за 30 лет применения маммографии — смертность от рака груди не уменьшилась. Это говорит о том, что даже ранняя диагностика агрессивной, злокачественной формы рака не приводит к улучшению шансов на выживание. Это еще раз доказывает о неправильности подхода к раку, не смотря на мантру онкологов, что чем раньше обратиться к лечению, тем больше шансов. На этом же основании, онкологи пытаются отговорить людей от поиска натуральных способов лечения болезни, говоря, что этим больные упустят время.

Нам также необходимо учитывать, что такие «выжившие» больные имеют значительно увеличенные шансы получить рак в последующие годы, часто имеют расстройства психики и живут в страхе возвращения болезни. Кроме этого они зачастую нуждаются в лечении состояний вызванных агрессивным, токсичным лечением.

Что же можно сделать сегодня, пока официальная онкология не собирается менять статус кво и продолжает использовать дорогие и неточные диагностики рака груди и продолжает лечить не грозящие жизни состояния грозящимi жизни видами лечения? Женщины должны быть информированы, что каждая маммография увеличивает шансы рака на 1-2%. После 10 лет ежегодных исследований, вероятность рака может увеличиться до 20%, а вероятность неправильного диагноза вырастает в десятки раз. Существуют гораздо более точные, менее опасные и дешевые методы диагностики: УЗИ молочной железы и термография (до 98% точности против 50% при маммографии).

Другим важным моментом профилактики рака груди является изменение образа жизни: уменьшение токсинов в еде и микросреде (дом, быт, косметика, моющие ср-ва и тд.), улучшение питания со значительным увеличением органических овощей и фруктов в рационе (желательно в сыром виде), работа над уменьшением стресса, физические нагрузки. Все эти факторы увеличивают экспрессию генов защищающих организм от раковых изменений в клетке и уменьшают экспрессию ракообразующих генов. Важно не бояться болезни и не испытывать парализующий волю страх если был поставлен диагноз Рак. Зачастую именно этот страх приводит к значительному усугублению процесса и облегчает онкологу процесс убеждения больного принятия принятия «средневековых» по своей жестокости методов лечения.

Такой подход приведет к тому, что только в России ежегодно десятки тысяч женщин не будут подвергаться ненужному лечению, а те, что получат правильных диагноз — получат гораздо большие шансы на выздоровление включив в свой образ жизни вышеперечисленные эпигенетические факторы.

К сожалению, похожая ситуация существует и c неправильной диагностикой и преддиагностикой рака простаты. Анализ PSA является еще менее точным, чем маммография при диагностике рака груди, благодаря чему тысячи мужчин проходят калечащее лечение без какой либо на то надобности.

Статья написана с использованием материалов — http://www.greenmedinfo.com

Борис ГРИНБЛАТ

BezB.Info существует на ваши пожертвования. Поэтому не стесняйтесь, переводите на нижеуказанные кошельки сколько не жалко. Заранее спасибо!

13.06.2015
1234

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!